• Главная
  • Карта сайта
  • Обратная связь

Выступление Войтенко В.П.

voytenko.jpgПредседатель Подкомитета по безопасности на транспорте и транспортному регулированию, депутат Государственной Думы Виктор Войтенко обратился к собравшимся с докладом на тему: «О совершенствовании законодательства в сфере транспортной безопасности».

«Все мы знаем, что долгое время в Российской Федерации не было комплексного правового регулирования транспортной безопасности и, по сути, этому вопросу не уделялось должного внимания. Только после трагических событий августа 2004 года (24 августа практически одновременно, примерно в 22.56 мск, в России произошли катастрофы двух пассажирских самолетов: Ту-154Б2 авиакомпании «Сибирь», направлявшегося из Домодедово в Сочи (разбился в Ростовской области, погиб 51 человек), и Ту-134а авиакомпании «Волга-Авиаэкспресс», направлявшегося также из Домодедово в Волгоград (разбился в Тульской области, погибло 42 человека). Расследованием было установлено, что на обоих самолетах совершены теракты женщинами-смертницами – прим. журналиста), президент поручил разработать и внести в Государственную Думу проект закона «О транспортной безопасности». 9 февраля 2007 года стало официальной датой подписания президентом России этого Федерального закона, который по замыслу разработчиков должен был комплексно урегулировать вопросы транспортной безопасности», – сказал в начале своего выступления Войтенко.

«Однако в процессе доработок и согласований и с учетом той обстановки, которая на тот момент была, этот проект закона претерпел значительные изменения и стал регулировать транспортную безопасность лишь в одном ее аспекте, с чем мы сегодня с вами и сталкиваемся. В итоге в существующем виде Федеральный закон далеко не в полной мере отвечает изначальной главной цели его принятия – обеспечение функционирования устойчивой транспортной деятельности, которая в свою очередь обеспечивает национальную безопасность, предотвращает и минимизирует вред здоровью и жизни людей, имуществу и окружающей среде», – продолжил он.

Войтенко подчеркнул, что модельный закон, принятый на межпарламентской ассамблее стран СНГ (имеется ввиду модельный закон «О безопасности на транспорте», разработанный Объединенной комиссией в 2005 году – прим. журналиста), гораздо в большей степени соответствует современным требованиям.

«Однако его использование для реализации задач совершенствования национального законодательства стран СНГ до сих пор, к сожалению, опять же остается проблематичным. Специализированного закона в области безопасности на транспорте на сегодняшний день нет ни в одном государстве участников стран СНГ, кроме России. Мы знаем, что проект закона о транспортной безопасности был разработан на Украине, однако он в основном отрегулировал вопросы обеспечения безопасности железнодорожного транспорта и до сих пор не принят. Отдельные аспекты безопасности отражены в законах стран СНГ о национальной безопасности. Такие законы приняты в Казахстане – «Закон о национальной безопасности республики Казахстан», в Армении – закон «О принципах национальной безопасности республики Армения», в Азербайджане – «Закон о национальной безопасности», в Киргизии – «Закон о национальной безопасности». В некоторых государствах СНГ действуют законы о транспорте, в которых частично находят отражение вопросы обеспечения безопасности на транспорте. В Казахстане, например, действует Закон о транспорте республики Казахстан, который содержит раздел: безопасность и ответственность на транспорте. Однако он не отражает ни основные понятия, ни разъясняет, что понимается под транспортной безопасностью», – сказал выступающий.

По его словам, в основном законодатели СНГ предпочитают принимать законы по отдельным видам транспорта и уже в рамках этих законов затрагивать вопросы безопасности каждого конкретного вида транспорта.

Российский Федеральный закон № 16 «О транспортной безопасности» от 9 февраля 2007 года состоит всего из 13 статей и содержит весьма поверхностное регулирование сферы транспортной безопасности. Основополагающая категория закона – транспортная безопасность – рассматривается исключительно односторонне или как состояние защищенности от актов незаконного вмешательства. Вместе с тем, транспортная безопасность это понятие комплексное и определять его нужно исходя из видов угроз нормальному функционированию транспортного комплекса.

«Определение должно быть управленчески функциональным и систематизирующим для всей системы безопасности транспортной отрасли. Традиционно выделяется, как вы знаете, 3 крупные группы угроз безопасности, в том числе и в транспорте, к таким группам относятся угрозы природного и техногенного характера, а также социального характера, к которой и относится террористическая угроза. Среди угроз транспортной безопасности иногда выделяют внутреннюю и внешнюю угрозы, а также угрозы специфические для каждого отдельно взятого вида транспорта», – рассказал депутат Государственной Думы.

К угрозам техногенного характера в области транспорта относится: ненадлежащие состояние транспортных средств и инфраструктуры, их высокая степень износа и моральная устарелость.

Угроза природного характера включает в себя такие виды природных факторов, как наводнение, землетрясение, цунами, оползни и прочие природные стихии и катаклизмы.

Социальный характер угроз транспортной безопасности выражается в виде различных неправомерных актов вмешательства в нормальное функционирование транспортного комплекса, в т.ч. террористические акты и угрозы их совершения.

Помимо непосредственно выраженных угроз социального характера к тому же виду угроз можно отнести так называемые скрытые угрозы, такие как: хищение, повреждение и уничтожение имущества. К угрозам социального характера относится еще и качество власти. В случае с транспортной безопасностью это качество государственного управления транспортной отраслью, в частности в области безопасности. В зависимости от вида транспорта варьируются и соотношения различного вида угроз в их общем объеме. Самая распространенная угроза – это техногенная. По причине технических неисправностей и неполадок происходит до 64 различных инцидентов и катастроф. Из-за природных стихий и катаклизмов случается около 32 происшествий на транспорте. А человеческий фактор и террористическая угроза транспортной безопасности в общем объеме угроз составляют лишь порядка 4 %, заметил Войтенко.

«Конечно это очень серьезная социальная проблема, поэтому ей уделяется соответствующее внимание. Человеческие жертвы из-за террористических проявлений на порядки меньше, чем, например, при автотранспортной деятельности. Поэтому не стоит забывать и игнорировать ни одну составляющую транспортной безопасности. Законодательство, на наш взгляд, должно обеспечить защиту от всех видов угроз в комплексе. Для каждой транспортной подотрасли характерны свои угрозы», – подчеркнул докладчик.
Так, по его словам, основной причиной аварийности и смертности на автомобильном транспорте является социальный, а именно человеческий фактор, который становится причиной более 85 дорожно-транспортных происшествий и лишь небольшой оставшийся процент делят природные и техногенные факторы. На остальных видах транспорта человеческий фактор не составляет такой большой процент в статистике транспортных происшествий. Это объясняется, прежде всего, подготовкой лиц, управляющих транспортными средствами для каждого вида транспорта и наибольший уровень коррупции на сегодняшний день именно при выдаче водительских удостоверений на управление автомобилями, что недопустимо на железнодорожном, водном и тем более на авиационном транспорте.

«Именно на законодательном уровне в федеральном законе, который регулирует транспортную безопасность, на наш взгляд, нужно устанавливать более строгие требования для допуска лиц к управлению транспортными средствами. А также вносить соответствующие изменения в законодательство относительно ответственности за транспортные происшествия по вине физических лиц. Согласно статистике, совершенно иная ситуация с определением причин возникновения чрезвычайных ситуаций на остальных видах транспорта: авиационном, водном, железнодорожном транспорте, где природные причины преобладают над социальными», – заметил депутат.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона «О транспортной безопасности», ее обеспечение заключается в реализации определяемой государством системы правовых, экономических, организационных и иных мер в сфере транспортного комплекса, соответствующих угрозам совершения актов незаконного вмешательства.

В тоже время, например Федеральный закон о железнодорожном транспорте в Российской Федерации дает значительно более широкое определение обеспечению безопасности движения при его эксплуатации, определяя его, как систему экономических, организационно-правовых, технических и иных мер, предпринимаемых органами государственной власти, органами местного самоуправления, организациями железнодорожного транспорта и иными юридическими лицами, а также физическими лицами и направленными на предотвращение транспортных происшествий, снижение рисков, причинение вреда жизни и здоровью граждан, вреда окружающей среде, имуществу физических и юридических лиц.

«Совершенно очевидно, что ограничивать обеспечение безопасности на транспорте исключительно в пространстве угроз незаконного вмешательства в деятельность транспортного комплекса не является обоснованным. Общество интересует абсолютная безопасность при пользовании транспортными услугами, а не только защищенность от терроризма», – констатировал Виктор Петрович.

Переходя к более детальному рассмотрению недостатков и пробелов законодательства в области транспортной безопасности, он особо отметил, что в нормативно-правовом и организационно-управленческом плане Федеральный закон «О транспортной безопасности» не решает многих, очень важных вопросов. В их числе такие, как государственное управление сверхтранспортной безопасностью, разделение компетенций и полномочий, а также координация деятельности уполномоченных органов, особенности при взаимодействии гражданских ведомств с силовыми структурами, а также действия в кризисных, чрезвычайных и нештатных ситуациях.

Кроме того, не затрагивается вопрос упорядочения отношений между органами государственной власти и хозяйствующими субъектами в области транспортной безопасности, которые в результате реформ все больше становятся негосударственными предприятиями.

«Действующее транспортное законодательство, к сожалению, не уделяет должного внимания и этой проблеме. Хотя вопросы разделения компетенции отражены в федеральных законах «О борьбе с терроризмом», в воздушном кодексе, в кодексе торгового мореплавания, в кодексе внутреннего водного транспорта, в федеральном законе о безопасности дорожного движения, в федеральном законе о железнодорожном транспорте и в некоторых других нормативных актах.

Однако именно в этом вопросе ощущается необходимость внесения соответствующих норм в федеральный закон о транспортной безопасности с тем, чтобы он, с одной стороны, разграничил компетенции государственных органов между собой, а с другой стороны, разделил полномочия в области обеспечения транспортной безопасности хозяйствующих субъектов и государства», – подчеркнул депутат.

«Помимо этого в законе нужно четко установить права, обязанности и ответственность хозяйствующих субъектов в области обеспечения транспортной безопасности. Особое внимание следует уделить взаимодействию органов государственной власти и хозяйствующих субъектов непосредственно в моменты возникновении кризисных ситуаций, чрезвычайных ситуаций, транспортных происшествий, необходимости вырабатывать совместные превентивные меры, планы и готовности», – продолжил он.

По словам Виктора Петровича, «действующая редакция закона содержит одну посылочную норму, регулирующую вопросы ответственности, которые касаются только перевозчиков и субъектов транспортной инфраструктуры, а между тем ответственность за состояние безопасности в транспортном комплексе в первую очередь должно нести государство в лице органов государственной власти».

Также действующий закон не содержит норм, регулирующих общий порядок расследования транспортных происшествий.

Не уделяется должное внимание вопросам ресурсного обеспечения транспортной безопасности, в том числе финансированию, укомплектованию квалифицированными кадрами и научно-техническому развитию, особенно в условиях государственно-частного партнерства, а также гармонизации Российского законодательства в области транспортной безопасности и отдельных ее аспектов с международным законодательством, международными нормами и стандартами, которые Российская Федерация должна соблюдать в силу взятых на себя обязательств.

Ну и, наконец, не определены вопросы ответственности за нарушения в области транспортной безопасности должностных лиц, хозяйствующих субъектов, пассажиров и грузовладельцев.

В существующем виде федеральный закон даже не определяет сферу действия своих норм, в то время как должен распространять свое действие на объекты и субъекты транспортной инфраструктуры: потребители транспортных услуг, осуществляющих деятельность на территории акватории и в воздушном пространстве РФ, а также российские морские и воздушные суда, находящиеся в открытом водном и воздушном пространстве вне пределов РФ.

«Особенностью правового регулирования в области обеспечения транспортной безопасности является значительный объем международных правовых норм, содержащихся в Конвенции, в соглашениях, участником которых является РФ. Поэтому в Федеральном законе должна быть как минимум ссылка на международные обязательства РФ, а также закрепление принципов приоритетности таких обязательств», – уверен Войтенко.

Он заметил, что исправить все рассмотренные недостатки федерального закона можно двумя способами: либо постепенно вносить соответствующие изменения в действующую редакцию, либо принять новую редакцию закона, которая будет абсолютно отличаться от действующей.

«Социально-экономическими последствиями внесения перечисленных положений, либо принятия новой редакции федерального закона «О транспортной безопасности» должны стать повышение эффективности государственного управления в области транспортной безопасности, увеличение уровня защищенности жизни, здоровья и имущественных интересов пользователей услуг транспортного комплекса, увеличение грузо- и пассажиропотока российскими транспортными компаниями, а также перевозок выполняемых федеральными транспортными операторами на российских участках международных транспортных коридоров и снижение риска возникновения ущерба от чрезвычайных ситуаций на транспорте и транспортных происшествий», – заметил председатель подкомитета по безопасности на транспорте и транспортному регулированию.

«Уделение на законодательном уровне должного внимания к международной правовой тематике позволит обеспечить укрепление внешнеполитического престижа Российской Федерации, сохранение за Россией одного из ведущих мест на международном рынке транспортных услуг, повышение конкурентной способности компаний на международном рынке транспортных услуг. Это, на наш взгляд, позволит гармонизировать Российское законодательство в области транспортной безопасности с международными требованиями, а также законодательствами других дружественных государств», – заключил депутат.

© 2005-2017 Ассоциация «ЕТС «АЛС». Авторские права на материалы, опубликованные на нашем сайте, принадлежат Партнерству, либо другим авторам или изданиям, копирование разрешено только с письменного разрешения Партнерства.

Телефон/факс: +7 (495) 739-34-00    
Адрес:  125212, г. Москва, Кронштадтский бульвар, дом 7, стр. 4, офис 21. 
E-mail: info@rosbuslines.ru